fbpx

Найти и конфисковать незаконно добытое имущество. Почему у Молдовы с этим проблемы?

Data publicării
marți, 19 iulie 2022, ora 17.52

Агентство возмещения добытого преступным путем имущества (ARBI) за пять лет работы арестовало незаконное имущество на 6,5 млрд леев. Но до госказны дошла только часть этих денег, так как в Молдове есть много проблем с поиском и конфискацией такого имущества. Далее NM вместе с Фондом Сорос Молдова попытаются объяснить, с какими проблемами сталкиваются госинституты, и как их собираются решать.

Какие проблемы в Молдове с конфискацией

За пять лет работы ARBI наложило арест на имущество, добытое преступным путем, стоимостью 6,5 млрд леев. Впрочем, далеко не все деньги дошли до госбюджета. «Это огромная сумма. Вопрос в том, почему эти деньги не дошли до госбюджета?  Где остановился процесс? Почему это не работает? Получается, что на этапе конфискации и возмещения имущества есть много сложностей, которые нужно обсудить и найти для них решение», — сказала директор департамента эффективного управления Фонда Сорос Молдова Наталья Камбурьян.

Наталья Камбурьян объяснила, что сейчас ARBI не может самостоятельно начать параллельное финансовое расследование, найти скрытое имущество или имущество, полученное нечестным путем, и наложить на него арест или просто заморозить активы. ARBI может работать только с помощью механизма делегирования уполномоченного органа (прокуратуры, Национальный центр борьбы с коррупцией, министерство внутренних дел и др.). «Если прокуратура открывает дело и видит, что речь идет о подозрении в нанесении материального ущерба, тогда они немедленно делегируют ARBI полномочия начать параллельное финансовое расследование. […] Причем еще не так давно это делегирование полномочий делали в конце расследования, что усложняет нахождение имущества», — рассказала Камбурьян.

Почему важна конфискация имущества

Исполнительный директор Фонда Сорос Молдова Петру Куляк отметил, что коррупция не только наносит экономический ущерб государству и благосостоянию людей, но она нарушает права человека и мешает нормальной работе госинститутов. «Коррупция не только снижает эффективность госинститутов, но и создает риски для безопасности», — подчеркнул Куляк.

Также, по словам Натальи Камбурьян, сейчас для общества главный показатель борьбы с коррупцией — сколько коррупционеров в конечном итоге оказывается за решеткой, что, по ее мнению, недостаточно. «На самом деле надо как можно чаще и громче ставить другой вопрос: сколько денег возместили? Об этом в обществе говорят меньше», — отметила Камбурьян.

Более того, одна из главных целей, которые стоят перед ARBI — сделать так, чтобы коррупция была неприбыльной. «Это главная задача — коррупция не должна быть выгодной», — подчеркнул Петру Куляк.

Как исправить ситуацию

Чтобы исправить ситуацию, Фонд Сорос Молдова, вместе с двумя международными экспертами предоставил ARBI техническую помощь для поиска и преодоления системных проблем при возмещении имущества, добытого преступным путем. С прошлого года специалисты разрабатывают Национальную программу по возмещению добытого преступным путем имущества. «Это стратегический документ, в котором государство берет на себя обязательство в течение пяти лет решить системные проблемы в этой сфере. Национальный центр по борьбе с коррупцией создал межинституциональную рабочую группу, в которой участвуют 25 органов власти, которые имеют разную ролью в процедуре возмещения имущества, добытого преступным путем», — пояснила Камбурьян.

Одно из системных проблем при возмещении имущества, добытого преступным путем — отсутствие у ARBI возможности временно, на короткие сроки (15-30 дней), замораживать счета подозреваемых в коррупции, что помогло бы предотвратить снятие со счетов денег сомнительного происхождения. Также, у ARBI отсутствует механизм конфискации и возврата из-за рубежа средств, активов (или их аналогов) добытых преступным путем.

Какие проблемы увидели независимые эксперты

Бывший бразильский прокурор с 20-летним опытом в сфере возмещения имущества, добытого преступным путем, Педро Гомес Перейра отметил, что в Молдове пока не создали эффективную систему конфискации имущества. «Что я имею ввиду? Когда Молдова в 2015, 2016 и в 2017 годах внесла множество изменений в законодательство, эти изменения не синхронизировали. Процесс возмещения имущества тогда не брали во внимание», — пояснил Педро Гомес Перейра.

По его словам, система конфискации имущества, в которой работают разные органы власти: ARBI, Национальный центр по борьбе с коррупцией, Генеральная прокуратура и другие, сейчас, как единая система, работает неэффективно. «Это очень большой вызов, которому, я надеюсь, удастся противостоять с помощью новой Национальной программы по возмещению добытого преступным путем имуществав и планы действий», — отметил эксперт.

Международный эксперт из Румынии Раду Николае, который специализируется в сфере предупреждения и борьбы с коррупцией, организованной преступностью и взыскания ущерба, нанесенного преступным путем, считает, что все правоохранительные органы, задействованные в процессе возмещения преступных активов, должны работать вместе. «Финальный результат — это результат сотрудничества этих институтов, прокуроров и экспертов ARBI», — подчеркнул Раду Николае. И добавил, что от успешного завершения дела выигрывают абсолютно все стороны, задействованные в расследовании, а также государство.

Есть ли успешные примеры конфискации и возврата денег

Педро Гомес Перейра привел в пример случай успешного возврата денег одного политика [семьи бывшего премьера Владимира Филата]. «Это пример сотрудничества между Молдовой и Великобританией. Деньги были в Великобритании. И, если я не ошибаюсь, деньги вернулись в Молдову», — сказал эксперт.

Сейчас эти деньги используют в социальных целях, их направили в ведомство, которое занимается защитой прав людей с ограниченными способностями.

Раду Николае рассказал, что практика использования конфискованного имущества и денег в социальных целях — это политика, рекомендованная европейской директивой 2014 года о конфискации имущества. «В этой ситуации опираются на опыт Италии, которая направила на социальные цели имущество мафии: здания, сельхозучастки, кооперативы. Конфискованные здания переоборудовали в магазины, в которых продавали сельхозпродукцию, выращенную на конфискованных сельхозучастках», — рассказал Раду Николае.